«Странный, раз не ведешь действий на этой войне». Психолог о том, что вскрыла пандемия - «Новости России» » Информационное агентство.
Все новости мира
на одном сайте

«Странный, раз не ведешь действий на этой войне». Психолог о том, что вскрыла пандемия - «Новости России»

«Странный, раз не ведешь действий на этой войне». Психолог о том, что вскрыла пандемия - «Новости России»
Новости России
09:14, 21 февраль 2021
33
0
«Странный, раз не ведешь действий на этой войне». Психолог о том, что вскрыла пандемия - «Новости России»
Ирина Тебенева. Иллюстрация:

«Три поколения назад объединяющей была идея о пути к светлому социалистическому будущему, затем война. Все развивается по спирали, и сейчас объединяющую военную историю воспроизводит пандемия».


Маркетолог и психолог Ирина Тебенева считает, что при любых кризисных событиях происходит смена элит. В колонке на она рассуждает, чем время пандемии похоже на военное, как такие события изменяли жизнь людей, фантазирует, какие бизнесы сейчас могут «взлететь» на этом фоне и какие новые ценности могла бы придумать власть, чтобы объединить людей.



Самое очевидное, к чему привела пандемия, говорит Ирина Тебенева, — это цифровизация наиболее отсталых в техническом плане институтов общества — госорганов и образовательных учреждений. В вузах, по ее мнению, такой процесс меняет само восприятие преподавателя: именитые кандидаты наук вдруг становятся доступными и искренними. И связь между ними и студентами формируется не на страхе, а на том, «что мы все находимся в новой, вынужденной ситуации». Что еще принесет нам пандемия?



Ирина Тебенева, маркетолог и психолог:



— Сейчас много говорят о том, что люди сильно обеднели и все идет крахом. Но на таком фоне всегда появляются новые богатые — те, кому кризис дарит ресурсы для взлета. Конечно, у тех, у кого и так все было хорошо в нашей стране, все так и останется. Но кризис дает шанс, что появятся новые люди и запустят новые тренды. Пандемия уже показала, что когда турфирмы и авиакомпании терпят убытки, производители туалетной бумаги и дезинфицирующих средств получают сверхприбыли.



Я анализировала разные пандемии и кризисы и пыталась понять, к каким переменам они привели. Самый простой пример — отражение в моде. К примеру, после эпидемии оспы в Средние века в Европе появилась мода на белила и макияж, у мужчин — на бороды: так знатные особы скрывали шрамы от перенесенной болезни.



Во времена эпидемии сифилиса XVI в. Европе была версия, что болезнь идет от бань — люди перестали мыться. Вместе с тем в нарядах богатых людей появились массивные белые воротники, которые помогали скрывать последствия сифилиса. Женщины впервые обзавелись нижним бельем, до этого они просто носили по два платья. Чтобы бороться с облысением — последствием сифилиса — люди стали использовать парики.



Когда в Японии и других азиатских странах была испанка, жители начали носить маски — и это задолго до нынешнего коронавируса. Интересно предположить, что может появиться еще, помимо того, что все модные дома в 2020 г. выпустили маски.



Что нового уже появляется и еще может появиться?



— Новые частные школы и университеты



Думаю, что новости о введении в школах советников по патриотизму будут способствовать развитию в стране частного платного образования. Назрела такая потребность давно, но, на мой взгляд, упор на патриотическом воспитании — последний гвоздь в гроб образования. Я счастлива, что мой ребенок теперь учится в онлайн-школе в Москве, а потом минует систему высшего российского образования, поэтому точно не попадет под воздействие никаких патриотических советников. А если человек хочет, чтобы его дети учились в России, он может инвестировать в школу или университет, которые не будут подчиняться государству.



— Слежка за работой



У меня много клиентов в Швеции, они почти все работают на удаленке, хотя у них нет локдауна. И если бы у них только пошли разговоры о слежении за компьютерами в рабочее время, это вызвало бы массовое недовольство. В той стране такого контроля априори быть не может, потому что он считается нарушением прав и свобод. А мы в России можем не только жить с таким контролем, но и обсуждать, как люди разных поколений реагируют на слежку, потому что у нас в стране в целом все не очень хорошо с соблюдением прав граждан.




Но все эти сервисы сейчас активно развиваются: и бизнес, и государство думают, как организовать удаленную работу. И в школах, наверное, надо было советников не по патриотизму вводить, а по организации удаленной работы и учебы.




Мы же понимаем, что после COVID-19 будут другие вирусы, и это новая реальность, в которой нам предстоит жить. Поэтому нужно заранее сделать так, чтобы учебные заведения хоть с завтрашнего дня могли уйти на удаленку. Что для этого необходимо? Заранее записать видео-лекции по каждому курсу и создать архивы.



— Виртуализация и имитация путешествий



Развитие идет так, что не все изобретения становятся массовыми. Но могут стать востребованными в случае резкой необходимости. К примеру, Илон Маск изобрел спутники, благодаря которым ты сможешь подключиться к интернету хоть в Билимбае, хоть в Зимбабве. Пока они вроде бы ни к чему, но если наши власти не оставят угрозы отключить страну от мирового интернета — сразу пожалуйста.



В Екатеринбурге несколько лет назад возникал сервис по шерингу дизайнерской одежды. Если ты каждую неделю ходишь на тусовки, можно было за определенную плату арендовать комплекты, которые собирали стилисты, а потом сдавать их обратно. В Москве такие услуги развиваются, а в Екатеринбурге идея заглохла, потому что возникла раньше времени. 




В Москве даже мужские руки в аренду сдают — к примеру, на 14 февраля приезжает мужчина с букетом, девушка фотографирует его руку с цветами, он уезжает.




Есть квартиры, переделанные под кабину частного самолета для фотосессий, есть большие букеты роз в аренду, которые потом у всех одинаковые на фото. В 2020 г. дизайнер Алена Ахмадуллина пошла еще дальше — в пандемию она создала виртуальную 3D-коллекцию одежды и обуви, которую можно купить и использовать для фото в соцсетях. Такие сервисы очень точно отражают тенденцию времени: «Я в этом уже фотографировалась и выкладывала в Instagram, поэтому больше надеть не могу».




Все это говорит о том, что мир существует в двух реальностях — настоящей и виртуальной. И виртуальная псевдореальность тоже будет развиваться.




Сейчас уже появляются сервисы виртуальных путешествий, имитирующие настоящие. Ты можешь быть в своей комнате и смотреть на жирафа или оказаться на берегу моря. Хочу сегодня быть на Мальдивах — получаю шум моря, запах, все реально. Зачем совершать столько перелетов, если Мальдивы могут оказаться у тебя дома? Сигнал в мозг поступает, нервные клетки восстанавливаются.



Я уже встречаю людей, которым чуть за 20, они очень инертны и практически не выходят из дома — все покупают на маркет-плейсах, еду заказывают из кафе. И это у них еще таких виртуальных сервисов нет.



— Разрушение торговых центров



За пандемию люди привыкли покупать все онлайн, без пробок и толпы. В такой ситуации торговые центры могут начать просто разрушаться. Я предполагаю, что будет возврат к маленьким магазинам рядом с домом, где знают тебя и твои вкусы. Люди не захотят тратить время на лишние перемещения до торгового центра, и в любом случае ТЦ будут перестраиваться в общественные пространства. К примеру, в Brand's Stories Outlet в Екатеринбурге открылась арт-галерея. И у меня есть ощущение, что посмотреть работы художников приезжает больше людей, чем на шопинг. И такие вещи в будущем будут сильнее притягивать внимание посетителей, чем сами покупки. ТЦ должен превратиться в условный дом культуры, где, как сейчас модно говорить, есть экосистема, которая формирует коммьюнити.



В пандемию, кстати, все резко стали экосистемами «одного окна». Механика такая: один раз я уже зарегистрировался и у меня нет времени регистрироваться в сотнях мест, мне можно всю жизнь все продавать. Получается такой шеринг клиента. Тот же жилой дом был просто домом, а сейчас — экосистема, где можно и в кафе спуститься, и в парикмахерскую, и в магазин сходить. Это тоже история про тот мир, из которого ты не выходишь.




Представьте, если пандемия продлится несколько лет. Для нынешних детей это сформирует новые ценности. Мы сидим дома первый год, второй, третий, внутри налаживаем свой быт и теряем привычку куда-то ездить. Мы адаптируемся. И только старые люди помнят те времена, что все было по-другому.




Адаптация происходит очень быстро. Пандемия уже мало кого пугает. Когда был локдаун, и кризисов было больше, и разводов (но и новых беременностей) — тоже. Многие клиенты пришли ко мне с проблемой кризиса внутри семьи. Спрашиваю, как вы раньше справлялись? Каждый месяц куда-то ездили, проблема была, но замазывалась впечатлениями. А тут люди встретились друг с другом.



— Пандемия как потребность в объединении



Я стала много сравнивать ситуацию пандемии с войной. В теории поколений (авторы американцы Уильям Штраус и Нил Хоув считают, что этапы человеческой жизни проецируются на ритм смены поколений: подъем — пробуждение — спад — кризис и так по кругу. период одного поколения длится около 20 лет) с 16 века прослеживается спираль: через каждые четыре поколения — кризис или война. Мы очень разобщены. И по теории поколений должно было случиться что-то, вокруг чего объединится не только страна, но и весь мир. Три поколения назад объединяющей была идея о пути к светлому социалистическому будущему, затем война. А так как все развивается по спирали, сейчас получается, что эту объединяющую военную историю воспроизводит пандемия. Все сложно, мы вместе боремся.



В войну людям было важно чувство сопричастности. И когда я сейчас читаю в Facebook отчеты людей о том, как они переболели коронавирусом, это словно тоже делает людей причастными к великому событию — ты не только боролся, но еще и пострадал. Когда у меня спрашивают, болела ли я, отвечаю, что это не входит в мои планы. Это вызывает реакцию, что ты какой-то странный человек и не ведешь никаких действий на этой войне: «Ты нормальный? Мы тут вообще-то коллективный иммунитет вырабатываем!».  



Не зря еще политика примешалась. Мне кажется, выход людей на митинги — это как раз проявление потребности в общности. Люди, которые вышли, будто истосковались по общению с единомышленниками. Жестокость — это скорее проявление страха власти.




Власть все время спускает старые скрепы: война, патриотизм, живет своими ценностями и навязывает их другим, не понимая, что через три поколения все это уже не является ценностью. Пора предложить новые. Самое простое: борьба за экологию. Давайте каждые выходные весной деревья сажать. Не через субботники, на которые сгоняют людей, а через современные ценности — осознанность, разумное отношение к природе. Были бы у власти пиарщики с мозгами, накидали бы таких идей. Люди бы удовлетворили свою потребность в общении и сделали хорошее дело.




Но сейчас между ценностями поколений — пропасть. Власть мыслит в категории черное-белое, война-мир, и кажется, что о том, что мир цветной, эти люди не в курсе. И перестаиваться не очень-то хотят. Они умеют только защищаться. Признать, что наступила новая эпоха — трудно.




На мой взгляд, многое, что происходит сейчас, похоже с военным временем. Прежде всего, это открытие в себе настоящего, ощущение себя живым прямо сейчас. Нам столько впихивали это на а-ля тренингах про осознанность — так, что тошнило уже. А тут ты сам все это прочувствовал и сделал своей ценностью. Здесь и сейчас благоустраивать свою жизнь, а не откладывать на далекие планы. Даже если от меня в глобальном плане ничего не зависит, я могу хотя бы спланировать, как проведу сегодняшний вечер.




Ранее в колонке на  Ирина Тебенева рассказывала, что карантин не только показал неготовность к дистанту официальной системы образования и большинства родителей, но и вскрыл гораздо более серьезные проблемы.



[img]http://ekb.dk.ru/dаta:image/gif;base64,R0lGODlhAQABAIABAP//wAAACH5BAEKAAEALAAAAAABAAEAAAICTAEAOw==[/img]
Комментарии (0)
Добавить
Комментарии для сайта Cackle
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив