"Бегство с препятствиями". Справятся ли зарубежные нефтяники без России - «Криминал» » Информационное агентство.
Все новости мира
на одном сайте

"Бегство с препятствиями". Справятся ли зарубежные нефтяники без России - «Криминал»

"Бегство с препятствиями". Справятся ли зарубежные нефтяники без России - «Криминал»
Криминал
09:20, 10 июль 2022
576
0
МОСКВА, 5 июн — , Дмитрий Ермаков. Европейские и американские нефтегазовые компании вынуждены уходить с российского рынка — в условиях санкций они теряют огромные деньги. Но продать активы непросто. Между тем отечественной нефтедобывающей отраслью заинтересовались китайские и индийские инвесторы. Чего лишаются западные энергетические гиганты и что получит Россия — разбиралось .Миллиардные потериКак посчитали в издании Wood Mackenzie, инвестиции зарубежных энергетических компаний в первом квартале 2022-го в России обесценились более чем на 40 миллиардов долларов. В мае англо-голландская Shell завершила сделку с "Лукойлом" по продаже российской "дочки", в том числе завода по производству смазочных материалов в Торжке и всей сети фирменных автозаправок. Следом норвежская Equinor передала "Роснефти" доли в четырех проектах.Потери от таких рокировок велики: компании лишаются не только потенциальной прибыли, но и доступа к российскому сырью. Поэтому не все игроки спешат расставаться с активами. К тому же покупателей найти не так просто.Первыми об уходе заговорили в британской BP — в начале марта сообщили, что покидают три совместных предприятия в России и продают 19,75 процента доли в "Роснефти". Однако до сих пор этого не произошло. И понятно: по данным Wood Mackenzie, в случае завершения сделки убытки составят 25,5 миллиарда долларов. При этом компания продолжает исполнять обязательства по долгосрочным контрактам.В Shell потери скромнее: 3,9 миллиарда долларов. В России у корпорации были не только завод и заправочные станции — она по-прежнему участвует в проекте по добыче СПГ "Сахалин-2". По данным FT, старейший в Европе энергетический холдинг ведет переговоры о продаже своей доли, но предлагаемые покупателями условия один из источников называет кошмарными.Американская ExxonMobil оценила убытки от выхода из нефтегазового проекта "Сахалин-1" в 3,4 миллиарда долларов. Ее доля в совместном предприятии — 30 процентов. Столько же у японской Marubeni Group. Впрочем, она о продаже пакета пока не объявляла. "По возможности будем вести диалог о прекращении существующих контрактов", — все, что говорят в компании.В ExxonMobil планы более определенные: там ищут покупателя активов. В апреле в концерне уточнили, что он может полностью уйти из страны до конца июня.Французская TotalEnergies объявила, что уже потеряла 4,1 миллиарда долларов — из-за санкций Евросоюза, которые запрещают экспорт технологий по сжижению природного газа. Участие компании в проекте "Арктик СПГ 2" может существенно снизиться во втором квартале, пишет Bloomberg. Но из проекта она пока не вышла. Кроме того, TotalEnergies имеет почти 20 процентов в ПАО "Новатэк", столько же — в заводе "Ямал СПГ", и десять процентов — в "Тернефтегазе".Однако, похоже, настроены французы скептически. "Потери в четыре миллиарда показывают, что российская страница для TotalEnergies может закрыться", — утверждают в холдинге. Кроме того, заявляют, что не будут делать новых инвестиций в стране. Также компания намерена до конца года полностью отказаться от российских нефтепродуктов.В свою очередь, итальянская Eni ищет покупателя на 50 процентов в газопроводе "Голубой поток", доставляющем топливо из России в Турцию. Однако о сделке пока тоже не объявляли.Полностью свернула бизнес в России только Equinor. Списав активы, она лишилась 1,08 миллиарда долларов.Восточный базарВсе эти компании ищут покупателей в Азии. Дело в том, что у российских холдингов нет необходимости приобретать их доли. Главное, что привлекало отечественный нефтегазовый сектор в западных инвесторах — технологии. А с их уходом экспорт новых идей прекратится.Кроме того, избавляются от "токсичных" активов с дисконтом, а уступка их россиянам по заниженной цене наверняка не понравится западной общественности. Потенциальными инвесторами остаются страны, не присоединившиеся к антироссийским санкциям."Например, второй по величине миноритарный пакет в "Роснефти" после BP принадлежит катарскому QIA (18,46%), который может претендовать на увеличение доли в активах. Но вряд ли там на это пойдут: компания ощущает давление стран, объявивших санкции России, — объясняет Иван Петров, профессор Финансового университета. — Наиболее правильное решение — переговоры с инвесторами из Индии и Китая, чтобы удовлетворить и британскую сторону".Так, Shell начала диалог с китайскими Cnooc, CNPC и Sinopec. Однако, по данным западных СМИ, покупатели просят большую скидку. Кроме того, для заключения сделки может потребоваться подписание специального соглашения между Россией и КНР. По другим данным, переговоры с китайцами приостановились и концерн пытается взаимодействовать с группой индийских компаний, в том числе с Gail и государственным ONGC Videsh.Правительство Индии попросило эти холдинги рассмотреть покупку и других активов — у BP и ExxonMobil, сообщает индийская Economic Times. Их доли рассчитывают получить по сниженным ценам "с учетом связанных рисков" — санкции могут помешать поставлять в страну нефть и газ.Вероятность контракта велика, а логика ясна: ONGC уже владеет 20 процентами в проекте "Сахалин-1". Правда, эксперты считают, что деньги на дорогостоящий пакет акций BP найдутся разве что в Китае, который тоже интересуется сделкой.Надо сказать, что Китай и Индия значительно увеличили импорт российских углеводородов. Причина — дисконт около 20 процентов после введения западных ограничений. По данным аналитиков агентства Kpler, на борту танкеров, следующих в Азию, сейчас рекордный объем нефти. Еженедельно туда доставляют 75 миллионов баррелей — почти в три раза больше, чем до военной спецоперации России.Пекин хочет и большего: Bloomberg пишет о потенциальном интересе КНР к акциям "Газпрома". Однако "не факт, что сделка состоится". Поэтому нельзя исключать, что китайским энергетическим гигантам достанется доля уходящих западных игроков.Рисковый уходРоссия, несмотря на западные санкции, в 2022-м заработает на экспорте нефти и газа даже больше, чем годом ранее. По расчетам Bloomberg — 320 миллиардов долларов. Интересно, что в Москве прогнозы более скептические. Министр финансов Антон Силуанов в апреле предупреждал, что добыча нефти в России может сократиться на 17 процентов — до уровня 2003-го. Но похоже, этого не произойдет, поскольку удалось перенаправить потоки в Азию.Поставки в Европу и США снизились на 1,2 миллиона баррелей в сутки, но в Индию, Китай и Турцию выросли — на 730, 400 и 180 тысяч соответственно. В апреле, по данным МЭА, общий экспорт российской нефти практически вернулся к февральским показателям. Майские цифры могут оказаться еще выше — благодаря контрактам с Индией: прирост экспорта за месяц составил 300 процентов.Вместе с тем цены на энергоносители в Европе растут из-за сокращения российских поставок. С уходом из России крупных игроков Старый Свет недополучит значительные объемы углеводородов. По данным опрошенных аналитиков, в суммарных запасах BP доля "Роснефти" составляла около 47 процентов, в структуре прибыли за прошлый год — приблизительно треть. С учетом перспективных совместных проектов в Восточной Сибири, в ближайшие годы эти цифры могли бы вырасти. На Западе уход концерна из России встретили неоднозначно: на фоне агрессивных заявлений политиков эксперты рынка не восторге. "Когда вы владеете 20 процентами одной из крупнейших в мире нефтегазовых компаний, вы не просто рядовой акционер, — пишет Лорн Стокман, директор Oil Change International. — Обычные люди смотрят и понимают: вы работали последние 30 с лишним лет, чтобы развивать российскую нефтяную промышленность — больше, чем любая транснациональная корпорация. Это огромная ответственность"."Уходящие из России компании начинают искать ресурсы в Африке, Латинской Америке и других регионах, чтобы заменить российскую нефть. Но там игроки могут повторить прежние ошибки", — добавляет Стокман.Он имеет в виду события вековой давности, когда британские и американские компании столкнулись в Латинской Америке с разгулом коррупции и криминала, а в Мексике — еще и с принудительной национализацией скважин. Есть и другие трудности: в некоторых государствах Центральной Африки группы боевиков время от времени берут европейских нефтяников в заложники.Статус квоВпрочем, уход столь крупных игроков невыгоден обеим сторонам. Отечественный энергетический сектор во многом зависит от западных технологий. В 2020-м доля зарубежного оборудования и услуг в отрасли составляла 40 процентов. В добыче нефти на шельфе — 75 процентов. Технологические пробелы заполнить очень сложно."Создание полного спектра российских аналогов вряд ли возможно в среднесрочной перспективе: за последние восемь лет мы сумели сократить долю импортного оборудования и услуг лишь на 20 процентов", — подчеркивает Евгений Лашков, генеральный директор инвестиционной компании ООО "АБЦ". По его мнению, выходом станет использование либо азиатских разработок, либо ресурсов параллельного импорта.Многие технологии и оборудование уже ограничены санкциями — по глубоководному шельфу и Арктике запреты действуют с 2014-го, добавляет директор Фонда энергетической безопасности Алексей Гривач.По мнению Ивана Петрова, на Западе понимают, сколько денег способно принести сочетание западных технологий и мощной российской сырьевой базы. Поэтому аналитик допускает, что за санкциями скрывается не только геополитическая, но и конкурентная борьба. "Мы видим, что "Роснефть" и ВР — это уникальный высокотехнологический бизнес-тандем, имеющий преимущества перед иными транснациональными корпорациями. Это может нравиться не всем из них", — обращает внимание Петров.Однако у наблюдателей складывается впечатление, что BP и другие игроки с серьезными долями в прибыльных проектах на самом деле не стремятся покидать Россию. "Реальный выход произошел либо по мелким активам, либо по разработкам, в которые еще сильно не вкладывались. Компании сделали громкие политические заявления, но не более того, — говорит Алексей Гривач. — Например, участие Shell в "Сахалине-2" — один из лучших проектов в структуре компании по показателям маржинальности".В интересах российского нефтегазового сектора, считают аналитики, поддерживать статус кво и не совершать резких движений по изгнанию зарубежных партнеров.Опять же, сто лет назад западные компании уже уходили из России — когда большевики национализировали скважины Кавказа и Каспия. В Standard Oil of New Jersey (нынешняя ExxonMobil) тогда заявили, что больше не хотят "иметь дело с этими русскими". Но позже иностранцы вернулись — пусть и не сразу. Оказалось, бросать такой рынок для них очень невыгодно.

МОСКВА, 5 июн — , Дмитрий Ермаков. Европейские и американские нефтегазовые компании вынуждены уходить с российского рынка — в условиях санкций они теряют огромные деньги. Но продать активы непросто. Между тем отечественной нефтедобывающей отраслью заинтересовались китайские и индийские инвесторы. Чего лишаются западные энергетические гиганты и что получит Россия — разбиралось .Миллиардные потериКак посчитали в издании Wood Mackenzie, инвестиции зарубежных энергетических компаний в первом квартале 2022-го в России обесценились более чем на 40 миллиардов долларов. В мае англо-голландская Shell завершила сделку с "Лукойлом" по продаже российской "дочки", в том числе завода по производству смазочных материалов в Торжке и всей сети фирменных автозаправок. Следом норвежская Equinor передала "Роснефти" доли в четырех проектах.Потери от таких рокировок велики: компании лишаются не только потенциальной прибыли, но и доступа к российскому сырью. Поэтому не все игроки спешат расставаться с активами. К тому же покупателей найти не так просто.Первыми об уходе заговорили в британской BP — в начале марта сообщили, что покидают три совместных предприятия в России и продают 19,75 процента доли в "Роснефти". Однако до сих пор этого не произошло. И понятно: по данным Wood Mackenzie, в случае завершения сделки убытки составят 25,5 миллиарда долларов. При этом компания продолжает исполнять обязательства по долгосрочным контрактам.В Shell потери скромнее: 3,9 миллиарда долларов. В России у корпорации были не только завод и заправочные станции — она по-прежнему участвует в проекте по добыче СПГ "Сахалин-2". По данным FT, старейший в Европе энергетический холдинг ведет переговоры о продаже своей доли, но предлагаемые покупателями условия один из источников называет кошмарными.Американская ExxonMobil оценила убытки от выхода из нефтегазового проекта "Сахалин-1" в 3,4 миллиарда долларов. Ее доля в совместном предприятии — 30 процентов. Столько же у японской Marubeni Group. Впрочем, она о продаже пакета пока не объявляла. "По возможности будем вести диалог о прекращении существующих контрактов", — все, что говорят в компании.В ExxonMobil планы более определенные: там ищут покупателя активов. В апреле в концерне уточнили, что он может полностью уйти из страны до конца июня.Французская TotalEnergies объявила, что уже потеряла 4,1 миллиарда долларов — из-за санкций Евросоюза, которые запрещают экспорт технологий по сжижению природного газа. Участие компании в проекте "Арктик СПГ 2" может существенно снизиться во втором квартале, пишет Bloomberg. Но из проекта она пока не вышла. Кроме того, TotalEnergies имеет почти 20 процентов в ПАО "Новатэк", столько же — в заводе "Ямал СПГ", и десять процентов — в "Тернефтегазе".Однако, похоже, настроены французы скептически. "Потери в четыре миллиарда показывают, что российская страница для TotalEnergies может закрыться", — утверждают в холдинге. Кроме того, заявляют, что не будут делать новых инвестиций в стране. Также компания намерена до конца года полностью отказаться от российских нефтепродуктов.В свою очередь, итальянская Eni ищет покупателя на 50 процентов в газопроводе "Голубой поток", доставляющем топливо из России в Турцию. Однако о сделке пока тоже не объявляли.Полностью свернула бизнес в России только Equinor. Списав активы, она лишилась 1,08 миллиарда долларов.Восточный базарВсе эти компании ищут покупателей в Азии. Дело в том, что у российских холдингов нет необходимости приобретать их доли. Главное, что привлекало отечественный нефтегазовый сектор в западных инвесторах — технологии. А с их уходом экспорт новых идей прекратится.Кроме того, избавляются от "токсичных" активов с дисконтом, а уступка их россиянам по заниженной цене наверняка не понравится западной общественности. Потенциальными инвесторами остаются страны, не присоединившиеся к антироссийским санкциям."Например, второй по величине миноритарный пакет в "Роснефти" после BP принадлежит катарскому QIA (18,46%), который может претендовать на увеличение доли в активах. Но вряд ли там на это пойдут: компания ощущает давление стран, объявивших санкции России, — объясняет Иван Петров, профессор Финансового университета. — Наиболее правильное решение — переговоры с инвесторами из Индии и Китая, чтобы удовлетворить и британскую сторону".Так, Shell начала диалог с китайскими Cnooc, CNPC и Sinopec. Однако, по данным западных СМИ, покупатели просят большую скидку. Кроме того, для заключения сделки может потребоваться подписание специального соглашения между Россией и КНР. По другим данным, переговоры с китайцами приостановились и концерн пытается взаимодействовать с группой индийских компаний, в том числе с Gail и государственным ONGC Videsh.Правительство Индии попросило эти холдинги рассмотреть покупку и других активов — у BP и ExxonMobil, сообщает индийская Economic Times. Их доли рассчитывают получить по сниженным ценам "с учетом связанных рисков" — санкции могут помешать поставлять в страну нефть и газ.Вероятность контракта велика, а логика ясна: ONGC уже владеет 20 процентами в проекте "Сахалин-1". Правда, эксперты считают, что деньги на дорогостоящий пакет акций BP найдутся разве что в Китае, который тоже интересуется сделкой.Надо сказать, что Китай и Индия значительно увеличили импорт российских углеводородов. Причина — дисконт около 20 процентов после введения западных ограничений. По данным аналитиков агентства Kpler, на борту танкеров, следующих в Азию, сейчас рекордный объем нефти. Еженедельно туда доставляют 75 миллионов баррелей — почти в три раза больше, чем до военной спецоперации России.Пекин хочет и большего: Bloomberg пишет о потенциальном интересе КНР к акциям "Газпрома". Однако "не факт, что сделка состоится". Поэтому нельзя исключать, что китайским энергетическим гигантам достанется доля уходящих западных игроков.Рисковый уходРоссия, несмотря на западные санкции, в 2022-м заработает на экспорте нефти и газа даже больше, чем годом ранее. По расчетам Bloomberg — 320 миллиардов долларов. Интересно, что в Москве прогнозы более скептические. Министр финансов Антон Силуанов в апреле предупреждал, что добыча нефти в России может сократиться на 17 процентов — до уровня 2003-го. Но похоже, этого не произойдет, поскольку удалось перенаправить потоки в Азию.Поставки в Европу и США снизились на 1,2 миллиона баррелей в сутки, но в Индию, Китай и Турцию выросли — на 730, 400 и 180 тысяч соответственно. В апреле, по данным МЭА, общий экспорт российской нефти практически вернулся к февральским показателям. Майские цифры могут оказаться еще выше — благодаря контрактам с Индией: прирост экспорта за месяц составил 300 процентов.Вместе с тем цены на энергоносители в Европе растут из-за сокращения российских поставок. С уходом из России крупных игроков Старый Свет недополучит значительные объемы углеводородов. По данным опрошенных аналитиков, в суммарных запасах BP доля "Роснефти" составляла около 47 процентов, в структуре прибыли за прошлый год — приблизительно треть. С учетом перспективных совместных проектов в Восточной Сибири, в ближайшие годы эти цифры могли бы вырасти. На Западе уход концерна из России встретили неоднозначно: на фоне агрессивных заявлений политиков эксперты рынка не восторге. "Когда вы владеете 20 процентами одной из крупнейших в мире нефтегазовых компаний, вы не просто рядовой акционер, — пишет Лорн Стокман, директор Oil Change International. — Обычные люди смотрят и понимают: вы работали последние 30 с лишним лет, чтобы развивать российскую нефтяную промышленность — больше, чем любая транснациональная корпорация. Это огромная ответственность"."Уходящие из России компании начинают искать ресурсы в Африке, Латинской Америке и других регионах, чтобы заменить российскую нефть. Но там игроки могут повторить прежние ошибки", — добавляет Стокман.Он имеет в виду события вековой давности, когда британские и американские компании столкнулись в Латинской Америке с разгулом коррупции и криминала, а в Мексике — еще и с принудительной национализацией скважин. Есть и другие трудности: в некоторых государствах Центральной Африки группы боевиков время от времени берут европейских нефтяников в заложники.Статус квоВпрочем, уход столь крупных игроков невыгоден обеим сторонам. Отечественный энергетический сектор во многом зависит от западных технологий. В 2020-м доля зарубежного оборудования и услуг в отрасли составляла 40 процентов. В добыче нефти на шельфе — 75 процентов. Технологические пробелы заполнить очень сложно."Создание полного спектра российских аналогов вряд ли возможно в среднесрочной перспективе: за последние восемь лет мы сумели сократить долю импортного оборудования и услуг лишь на 20 процентов", — подчеркивает Евгений Лашков, генеральный директор инвестиционной компании ООО "АБЦ". По его мнению, выходом станет использование либо азиатских разработок, либо ресурсов параллельного импорта.Многие технологии и оборудование уже ограничены санкциями — по глубоководному шельфу и Арктике запреты действуют с 2014-го, добавляет директор Фонда энергетической безопасности Алексей Гривач.По мнению Ивана Петрова, на Западе понимают, сколько денег способно принести сочетание западных технологий и мощной российской сырьевой базы. Поэтому аналитик допускает, что за санкциями скрывается не только геополитическая, но и конкурентная борьба. "Мы видим, что "Роснефть" и ВР — это уникальный высокотехнологический бизнес-тандем, имеющий преимущества перед иными транснациональными корпорациями. Это может нравиться не всем из них", — обращает внимание Петров.Однако у наблюдателей складывается впечатление, что BP и другие игроки с серьезными долями в прибыльных проектах на самом деле не стремятся покидать Россию. "Реальный выход произошел либо по мелким активам, либо по разработкам, в которые еще сильно не вкладывались. Компании сделали громкие политические заявления, но не более того, — говорит Алексей Гривач. — Например, участие Shell в "Сахалине-2" — один из лучших проектов в структуре компании по показателям маржинальности".В интересах


Комментарии (0)
Добавить
Комментарии для сайта Cackle
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив



Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика