«Он наливал чай и приходил смотреть, как меня душат пакетом». Как начальники красноярского ЕПКТ-31 сделали карьеру на пытках - «Общество» » Информационное агентство.
Все новости мира
на одном сайте

«Он наливал чай и приходил смотреть, как меня душат пакетом». Как начальники красноярского ЕПКТ-31 сделали карьеру на пытках - «Общество»

«Он наливал чай и приходил смотреть, как меня душат пакетом». Как начальники красноярского ЕПКТ-31 сделали карьеру на пытках - «Общество»
Общество
09:21, 13 январь 2022
52
0


Два месяца назад The Insider рассказывал о специальном пыточном учреждении ФСИН на окраине Красноярска, действующем уже более 15 лет. Это место называется ЕПКТ (Единое помещение камерного типа) и представляет собой внутрилагерную тюрьму, расположенную на территории исправительной колонии общего режима №31. Туда, по замыслу законодателей, должны попадать злостные нарушители режима, но на деле из разных учреждений туда нередко отправляют просто неугодных администрации заключенных. Это никто даже не пытается скрывать: в Красноярском крае и сотрудники, и осужденные хорошо знают, что в ЕПКТ-31 пытки поставлены на поток.

В этом тексте мы рассказываем о тех, кто несет ответственность за эти пытки - самых известных начальниках ЕПКТ-31, а также о фельдшере, много лет присутствующей при истязаниях заключенных и покрывающей преступления. При этом, если для заключенных попадание в ЕПКТ-31 сравнимо с отправкой в ад, то для начальников этого учреждения - шаг вверх по карьерной лестнице ФСИН. 

«С приходом Игоря Кулагина пытки стали повсеместными»

По свидетельствам осужденных, пытки в ЕПКТ-31 начались при Игоре Кулагине. Он руководил учреждением с 2003 по 2007 год. В 2007 году Кулагин занял должность заместителя начальника ИК-31 по безопасности и оперативной работе - второго человека в администрации, а по факту - серого кардинала зоны. И хотя ЕПКТ во многом функционирует автономно, формально его начальник подчиняется руководству колонии, на территории которой оно расположено. Таким образом Кулагин, вероятно, продолжал курировать ЕПКТ-31 и после повышения.


Игорь Кулагин

В 2011 году Кулагин покинул Красноярск и отправился во Владимирскую область, где возглавил тюрьму № 2, она же - воспетый в блатных песнях “Владимирский централ”. С этого времени заключенные во Владимирской области начали массово жаловаться на пытки и условия содержания.

Справка о тюрьмах

Тюрем в России, в отличие от колоний и лагерей, мало - всего восемь. В них попадают либо осужденные на большие сроки с отбыванием части срока в тюрьме (например, в тюрьму отправляли украинцев Станислава Клыха и Николая Карпюка), либо «злостные нарушители», которым по решению суда поменяли вид режима. Последнее обстоятельство дает возможность при лояльности местного суда к администрации колонии отправить в тюрьму практически любого заключенного. Таким образом в тюрьму был отправлен, например политический заключенный, публицист Борис Стомахин.

Именно с назначением Игоря Кулагина во Владимир связывают установившиеся в местных исправительных учреждениях порядки, писали “Важные истории”. «До него [Кулагина] нормально было, одна-две колонии были, где били людей, — говорил Дмитрий Кирсанов из фонда „Я выбираю жизнь“ на пресс-конференции о пытках во „Владимирском централе“ в 2018 году. — С его приходом началось повально: ИК-2 „Покров“, ИК-3 „Моторка“, ИК-6 „Мелехово“. Во всех этих колониях сейчас творится ад».

После “Владимирского централа” карьера Кулагина пошла в гору. В 2014 году он стал заместителем, а вскоре и первым заместителем главы владимирского УФСИН.

Видимо, работа Кулагина полностью устраивала руководство ФСИН, и в 2016 году он был переведен в Москву - сначала стал первым заместителем начальника Управления режима и надзора (УРН) тюремного ведомства, а уже через год сам возглавил это управление.

УРН - одно из 18 управлений центрального аппарата ФСИН - отвечает за режим во всех исправительных учреждениях. Кулагин на этом посту регулярно ездит по регионам, представляет новых руководителей областных УФСИН. Причем нередко он отправляется в командировки именно в пыточные регионы. Так, в январе 2021 года Кулагин посещал Ямал, где представил губернатору нового руководителя УФСИН. ЯНАО славится своими пыточными зонами: ИК-18 в городе Лабытнанги (где отбывал наказание украинский режиссер Олег Сенцов), ИК-3 в поселке Харп и колония особого режима для приговоренных к пожизненному лишению свободы “Полярная сова”. А уже в феврале Кулагин принял участие в коллегии саратовского УФСИН, на территории которого до разоблачения ГУЛАГу.нет многие годы функционировал пыточный конвейер.

После перевода в Москву годовой доход Кулагина, по данным сайта “Декларатор”, резко вырос - с 3 520 527 рублей в 2018 году до 24 034 526 рублей в 2019 году.

Но вернемся к истокам карьеры Кулагина, в место, где он создавал свой первый пыточный конвейер, - ЕПКТ-31, во времена, когда он был не генералом, а всего лишь капитаном.

По воспоминаниям бывших заключенных ЕПКТ, сам Кулагин в пытках никогда не участвовал, иногда присутствовал при них, но все, что происходило в ЕПКТ в это время, происходило с его ведома и по его приказам. Рассказывают, что у него был излюбленный метод давления - показать человеку готовое свидетельство о смерти.

«Он говорил: «Смотри, на тебя уже есть свидетельство о смерти, не хватает только числа». Зеленая длинная бумажка такая, все печати там от КТБ-1. Написали сердечную недостаточность. И ссылался на управу, мол, управа дала зеленый свет, поэтому мы здесь работаем как можем», - рассказывает один из собеседников The Insider. Управа - это Управление ФСИН по Красноярскому краю, которое возглавлял тогда небезызвестный генерал Владимир Шаешников. (В материале “Радио Свободы” бывший заключенный рассказывал, как прессовщики хвалились тем, что у них с Шаешниковым подписаны контракты: за пытки заключенных и сотрудничество с администрацией им поставляли алкоголь, наркотики и проституток, даже водили в солярий).

«Смотри, на тебя уже есть свидетельство о смерти, не хватает только числа!»

Такую же историю про Кулагина вспоминает и другой собеседник The Insider, ему тоже мельком показывали свидетельство о смерти без даты с его именем, и диагнозом там тоже была сердечная недостаточность.

Михаил (имя изменено) был в ЕПКТ-31 в 2005 году. По распоряжению Кулагина его избивали до полусмерти около часа. Фсиновцы так устали, что им пришлось прерваться на перекур. Пока Михаил еле живой корчился на полу от боли, они сидели рядом за столом, обсуждали футбол и пиво. Потом затушили сигареты и продолжили свою работу:

“Меня привезли ночью, темно было на улице. Нас завели, забрали вещи, потом меня сразу отвели в кабинет Кулагина. Он посмотрел на меня молча, встал из-за стола и сказал: «Работайте». Вышел и закрыл дверь. И началось — они сковали руки и ноги наручниками и стали бить дубинками вдвоем. Включили громкую музыку, чтобы заглушить крики. Я довольно громко кричал. Не знаю, было меня слышно или нет. Минут через 20 они устали и пошли курить, а я валялся на полу. Они в том же кабинете сидели, курили и разговаривали о каких-то своих бытовых делах — про пиво, футбол. Потом дальше продолжили. Били от пяток до спины, по задней поверхности ног двумя дубинками. Это продолжалось минут сорок или час».
Кулагин сказал «работайте», вышел и закрыл дверь. Мне сковали руки и ноги и стали вдвоем бить дубинками
«Спустя какое-то время меня посадили на стул. Я от боли потерял сознание, они вызвали врача, она сняла с меня штаны, посмотрела на мои черные ноги и нанесла йодом решетку. Мне сказали написать заявление, что я то ли завхозом, то ли дневальным готов стать, прошу меня зачислить. Дали тряпку, повели в коридор, где снимали, как я мою полы. Я не представлял, зачем это. Засняли на видео, что я отказываюсь от воровских традиций».

Заключенного заставляют написать заявление на трудоустройство на административную должность, демонстративно провести уборку общественных мест или написать «отказ от воровских традиций», чтобы понизить статуса арестанта в тюремной кастовой системе. После таких действий, по замыслу администрации, заключенный должен потерять статус «мужика» и признание в арестантской среде.

«После пыток две недели держат в «аквариуме» — это камера с прозрачной дверью, которая с внутренней стороны заклеена зеркальной пленкой. Туда сажают потому что было много случаев суицида после избиений. Суицидальные мысли правда появляются, по себе знаю. Тебе так больно, что ты не можешь ни ходить в туалет, ни спать на спине очень долго.
Напротив входа в “аквариум” сидит дневальный и за тобой наблюдает. Следят 24 часа в сутки, чтобы ты ничего себе не сделал. Бриться не дают. Ты не можешь сидеть на лавочке, можешь только животом лечь, потому что у тебя все отбито. Но тебе постоянно голос в динамик орет, что нельзя лежать. Две недели проходят и ноги начинают более-менее двигаться, боль немного отступает, и тебя переводят к другим заключенным.
Только через два месяца ко мне пустили адвоката, когда полностью сошли синяки. Кулагин еще спрашивал, какого хрена ко мне приехал адвокат? Я говорю: «В смысле, я имею право на адвоката». Он говорит: «Что, жаловаться будешь?». «Это мое право» - говорю. А он: «Ну, смотри. Жизнь может стать совсем невыносимой»».

“Он очень умный человек, - говорит бывший заключенный Игорь (имя изменено). - С его стороны были угрозы, но скользкие, двусмысленные. Он мог сказать: «Не делай этого, пожалеешь» или «Не стоит этого делать, плохо будет». После этого обычно человека отправляли на пытки. При пытках Кулагин, как правило, не присутствовал. Но после сразу заходил и спокойно продолжал беседу: “«Ну что, будем подписывать?» или «Будем подметать?». Говоришь: «Нет», - он молча встает, уходит, заходят эти и начинают издеваться — душить, крутить, шокерами бить, киянками”.

Другой бывший заключенный, Олег (имя изменено), тоже впервые встретил Кулагина в ЕПКТ в 2005 году. Он говорит, что незадолго до этого, после жалоб заключенных в учреждение приехала проверка. И за плохие условия содержания и ненадлежащие методы воздействия Кулагина перевели начальником в колонию-поселение. Спрятали ненадолго, пока шум не спадет, после чего вернули обратно.

“Он вернулся и сразу же с его стороны начались действия, которые контингент просто вывели из равновесия, - рассказывает Олег. - Буквально на второй день после того как он заступил, человек сорок вскрылись. В ЕПКТ с его пришествием завели спецназ”.

С Кулагиным Олег еще раз встретился в 2006 году, когда ему повторно дали ЕПКТ:

“В ЕПКТ-31 он был самым главным инициатором пыток. Для этого у него была особая группа, которая встречала этапы и с ними работала. По большому счету, эта группа состояла из безопасников и дежурных помощников по колонии. Там при входе у них была специально отведенная комната, досмотровая что ли. В ней они обыскивали всех вновь прибывших, а сразу после обыска начинались нападения”.

По словам Олега, при Кулагине к пыткам часто привлекали обиженных, в Красноярске это обычная практика: “Били, били, не получилось — сейчас пригласим петушка, будешь обиженный, как он”.

Бывший заключенный Николай (имя изменено) рассказал The Insider, как попал в ЕПКТ-31 в 2007 году. Кулагин еще был начальником, но уже постепенно передавал полномочия: “Когда я туда приехал, из меня выбили бумажку об отказе от воровских традиций. Пытали разными способами, вплоть до вырезания наколок ножами. Раздели догола, без трусов, достали охотничий нож и втыкали рядом с ногой, туда, сюда. Не сильно, по мелочи. Пугали просто в основном. После этого пинали меня девять часов как фуфайку. Что-то помню, что-то не помню. Очухиваюсь в помещении со стеклянной дверью, руки задраны кверху и прикованы. Покормить - заходил дневальный, отстегивали одну руку, чтобы поесть, и обратно пристегивали. В туалет также. Пытались всячески подавить мою волю психотропными веществами, галоперидолом, кишечник промывали горячей водой. Наливали кипяток в грелки и промывали”.

По словам Николая, все действия выполняли сотрудники Кулагина, сам он иногда заходил посмотреть. “В оперчасти был начальник Теяров, он участие в пытках принимал, - вспоминает Николай. - Обращаются как с животными, пинают, забивают. Медицинский персонал бездействует. На прогулках они тупо забегают и забивают без всяких причин. Во двориках были камеры, но это вообще никак не влияло”.

От Николая в ЕПКТ требовали подписать бумагу о том, что у него нет сердечно-сосудистых заболеваний: “У них на постоянной основе так было задумано, видать. Лично я не видел, чтобы кто-то умирал, но, говорят, многие умерли от сердечной недостаточности, морально люди просто не вывозили. Они не останавливаются, давят до последнего”.


«Начальник ЕПКТ Бычков лично участвовал в пытках»

Сергей Бычков был начальником ЕПКТ-31 с 2010 по конец 2013 года. После ЕПКТ его карьера тоже развивалась весьма успешно, хотя таких высот, как Кулагин, он все же не достиг. В отличие от своего предшественника Бычков не брезговал черной работой и в пытках участвовал лично.


Сергей Бычков

В 2014 году Бычков на год возглавил Объединение исправительных колоний №40 в Сосновоборске. Потом, с 2015 по 2018 год, был замначальника тюрьмы в Минусинске. А сейчас руководит отделом режима и надзора в ГУФСИН России по Красноярскому краю. Теперь в числе основных задач Бычкова, который еще в ЕПКТ-31 избивал зэков, угрожал им изнасилованиями и убийствами - “обеспечение правопорядка» и «личной безопасности лиц, содержащихся под стражей”.

Об угрозах убийством рассказывала, в частности, сестра Аслана Черкесова, осужденного на 20 лет за убийство футбольного фаната Егора Свиридова. По ее словам, в 2013 году, когда Аслан впервые приехал в ЕПКТ, Бычков лично обещал убить его. По данным правозащитников, за время первого срока в ЕПКТ у Черкесова случился сердечный приступ, но ему отказались вызывать врача. Фсиновцы выводили его в холодную погоду во двор в одной робе и заставляли стоять под дождем по несколько часов.

Черкесов еще много раз попадал в ЕПКТ и с несколькими его начальниками познакомился лично. “Если меня найдут мертвым, знайте - это они”, - передавал Черкесов родным. К его истории мы вернемся позже.

“Бычков был поглупее Кулагина, - рассказывает Николай, который застал обоих начальников ЕПКТ в разные годы. - Он и сам присутствовал при пытках, и разыгрывал ситуации всякие. Со мной он откровенно жути гнал, мол тебя изнасилуют, изобьют, сломают то, сломают это. Никогда не стеснялся в выборе слов”.

Когда Николая избивали и пытали в ЕПКТ, Бычков спокойно сидел и смотрел. Рядом с ним за происходящим наблюдала фельдшер Надежда Губарева.

По словам Николая, на заключенных часто давили через сокамерников: “Их бьют на моих глазах, а меня не трогают. Или меня выводят из камеры, я в коридоре стою, а их в камере бьют”.

При нем было в принципе все то же самое, что и при Кулагине”, - вспоминает Олег. - В качественном плане ничего не изменилось. Но если при Кулагине привлекали к пыткам обиженных, то при Бычкове я никаких зэков там не видел, пытали чисто мусора”.


«Фельдшер Губарева измеряла пульс ногой и говорила - пи**дите дальше»

Надежда Губарева много лет работает в ЕПКТ-31. Согласно информации баз данных, в 2006 году она была медсестрой в красноярской городской больнице №4. С июня 2008 года она уже числится фельдшером при Минюсте РФ, а с июня 2016 года - сотрудником ФКУ ИК-31.


Надежда Губарева

Губареву помнят почти все бывшие заключенные, с которыми говорил The Insider, и характеризуют ее как “настоящую фашистку”. Она присутствует при пытках, приводит в чувство уколом адреналина, если человек потерял сознание, измеряет пульс ногой, и, когда истязаемый пришел в себя, дает профессиональную оценку медика: «Жизненно важные органы не задеты - п**дите дальше».

Губарева составляет сфальсифицированные заключения или другие фельдшеры записывают с ее слов, рассказывает бывший осужденный Алексей (имя изменено):

«Первый раз я встретил ее в ЕПКТ в июне 2017 года. Когда меня привезли и пытали 2-3 дня, она все это время была там и делала уколы. Они доводят до того, чтобы ты сознание терял — душат, голову в воду суют. Чтобы не дать тебе окончательно уйти, чтобы ты живой испытывал эти мучения, она делает укол и возвращает тебя в осознанный вид, и они продолжают. Там приходят сотрудники, которые говорят: “Садитесь испражняться”, - чтобы посмотреть, есть ли у заключенных что-то в проходах. Кто отказывается, она тем делает клизму. Когда человек на последнем издыхании, она ногу ставит возле шеи, пальцами проверяет пульс. Говорит: «Живой, можно еще бить его».

В 2020 году Алексей снова приехал в ЕПКТ и, уже зная, что его там ждет, вскрыл вены. Губарева зашивала его и говорила, что это не поможет, к нему все равно применят пытки. “Второй раз она уже знала меня, - отмечает он. - Мне там голову разбили. Она меня зашивала и по медицинской части надо было сделать снимки, чтобы подтвердить, при каких обстоятельствах эти раны у меня появились. Она просто записала, что я сам головой бился, демонстративно шантажировал, хотел послабления режима. Такое вынесла заключение, хотя сама при пытках присутствовала”.

«Она такая бестолочь пьяная, может и материться. Сколько лет она там работает, и то с синяками придет, то бухая. На каждых пытках присутствует. Они все пьяные бывают. Перед тем, как тебя бить, они поддают немного», - говорит Алексей.

Виктор (имя изменено) застал Губареву в ЕПКТ в 2015 году. “Настоящая фашистка, - рассказывает он. Когда меня пытали, я сознание терял, она подходила, меряла пульс и несколько раз ногой по лицу ударила. Потом вколола что-то и говорит: “Через 10 минут можете продолжать”. Позже в камеру заходила, где меня после пыток держали. Они мне ноги и руки выкручивали, у меня все болело после этого, не мог пошевельнуться. И вот она заходит, я говорю, дайте мне обезболивающее какое-то. А она обернулась к сотруднику, который с ней был, и спрашивает: “За что били его?”. Он говорит: “Да, зарядку не делает”. Она мне говорит тогда: “Ты что зарядку не делаешь, у**ок? У меня анальгина на всех нет. Делай зарядку давай!”. А я пошевелиться не могу от боли, какая зарядка”.

«Они меня душили и было такое, что я выключался несколько раз. Они что-то кололи, какой-то адреналин или энергетик. Рассчитывали момент, чтобы человек не умер, - рассказывал The Insider бывший заключенный Илья (имя изменено). - Во время пыток там присутствовала медик, Надежда Викторовна Губарева. Она ногу в область шейной артерии ставила и говорила: «Живой, можно дальше продолжать». И они продолжают. Она приходит, делает уколы и опять меня в состояние приводит. Говорит мне: «Ну чего же ты выключаешься, малыш? Терпи, ты же мужчина!»


«Скабелин, попивая чай, приходил смотреть как меня душили пакетом»

Прежде чем возглавить ЕПКТ, Сергей Скабелин несколько лет работал в ИК-31 на разных должностях. Летом 2016 года он опубликовал на своей странице в “Одноклассниках” фотографии с отдыха в экзотической стране, где катается с семьей на слоне, позирует на фоне водопада и обнимается на пляже с местными девушками. Отдохнув и набравшись сил, в 2017 году Скабелин заступит на пост начальника ЕПКТ-31, где два года будет с особой жестокостью лично пытать и избивать заключенных, некоторых из них найдут мертвыми.


Сергей Скабелин

После ЕПКТ, в 2019-2020 годах, Скабелин занимал должность начальника отдела безопасности ИК-7. А сейчас майор внутренней службы Скабелин получил повышение - он врио заместителя начальника пыточного СИЗО-1 в Красноярске, через которое, по свидетельствам заключенных, прогоняют этапы в ЕПКТ-31, чтобы проводить там предварительную ломку. Там, например, пытали неонациста Максима Марцинкевича, известного по кличке Тесак. Отец Марцинкевича рассказывал, что у сына на ногах после пыток в СИЗО не было ногтей.

Отец Марцинкевича рассказывал, что у сына на ногах после пыток в СИЗО не было ногтей.

В бытность начальником ЕПКТ Скабелин как сам участвовал в пытках, так и наблюдал за ними. “Начальник ЕПКТ Сергей Скабелин заходит, пьет чай и смотрит, как пытают. Когда пакетом душат, теряешь сознание на время, потом в себя приходишь, и опять начинается борьба. Голову повернешь, а он стоит, чай пьет и смотрит”, - рассказывал The Insider Михаил (имя изменено).

Бывший заключенный Роман Муртазалиев говорил, что Скабелин лично ему угрожал инсценировать его самоубийство: «Нам по**й. У нас зеленая, мы тебя можем убить и нам ничего не будет». И действительно, при Скабелине в ЕПКТ-31 не раз умирали заключенные.

Самым громким случаем стала смерть 30 октября 2017 года Ислама Магомадова, который неоднократно заявлял о пытках в ЕПКТ-31. По официальной версии, Магомадов совершил самоубийство, однако родственники и заключенные, знавшие Ислама, не верят в это: погибший к моменту смерти отбыл более 10 лет и никогда не высказывал мыслей, связанных с уходом из жизни, тем более что он был мусульманином. При этом некоторые сотрудники красноярского ГУФСИН угрожали осужденным тем, что они “повторят судьбу Ислама”.

Также известно о смерти 5 декабря 2018 года осужденного 20-летнего Леонида Зеленко. По официальной версии он также совершил самоубийство. Однако сейчас после публикации The Insider и обращений в прокуратуру и следственные органы “Комитета за гражданские права” постановление об отказе в возбуждении уголовного дела было отменено и Следственный комитет возобновил проверку.

О других смертях никакой официальной информации нет, но многие заключенные слышали о тувинце, убитом в ЕПКТ-31. Это Ооржак А.В.1999 г. р., погибший 14 октября 2017 года.

От бывших заключенных известно о смерти весной или летом 2019 года 21-летнего Максима Федосеева, отбывавшего наказание в ИК-31 и содержавшегося в ПКТ. До освобождения ему оставалось всего три месяца.

Помещение камерного типа ИК-31, где предположительно умер Федосеев, расположено в том же здании, что и ЕПКТ, и хотя формально это разные учреждения, но по свидетельствам осужденных, начальник ЕПКТ раз в неделю делал обход и ПКТ: “Он приходит туда и, если кто-то хреново себя ведет, то он гонит жути, пугает “ешкой” и тому подобным. Сначала раз в неделю, а потом раз в две в ПКТ был «шмон ешки», то есть приходили сотрудники оттуда и шмонали беспорядочно хату и обыскивали заключенных”.

В 2017 году Аслан Черкесов снова оказался в ЕПКТ и заявил о пытках. Кабардино-Балкарский региональный правозащитный центр опубликовал акт его опроса, составленный 27 июля красноярским адвокатом Айнди Исаевым в подведомственной ФСИН краевой туберкулезной больнице № 1. Согласно материалам опроса, Черкесова пытали 12 дней. В первый день ему насильственно сбрили часть бороды и волос на голове. Все это время его выводили в помещение без камер видеонаблюдения и выключали видеорегистраторы, затем заставляли раздеваться и заковывали в наручники, сильно пережимая запястья. После этого его избивали кулаками и ногами, прыгали лежащему на живот. Он неоднократно терял сознание.

После пыток Черкесову выдали две таблетки обезболивающего, и привели к Скабелину, который сообщил, что это он приказал его избить. Скабелин сказал, что избиение будет оформлено как законное применение силы и спецсредств, а пытки продолжатся, поскольку Черкесов «слишком упертый» и за это его ненавидит «полуправления».

В дальнейшем Черкесова пытали в ЕПКТ дважды в день. Избиения становились все более жестокими, но фсиновцы старались бить так, чтобы на теле не оставалось следов, отмечают правозащитники.

В избиении другого бывшего заключенного, Ильи (имя изменено), Скабелин участвовал лично: ”«Давай ему ласточку сделаем?» — двое берут за руки, двое за ноги и об эту металлическую клетку головой начинают бить. И так били пока голова не разбилась. У меня в двух местах голова лопнула, гематома была. Тогдашний начальник ЕПКТ Скабелин был одним из тех, кто меня об эту металлическую решетку и бил. И когда зашивали, рядом стоял. Все эти пытки под его руководством и проходили”.

Скабелин был также инициатором давления на адвоката Кунай Аббасову, которой ее подзащитный, находящийся в ЕПКТ, пытался сообщить о пытках. Адвоката отвели в кабинет Скабелина, где потребовали показать заявление, которое ей передал подзащитный. Аббасова отказалась, ее увели на КПП и несколько раз досмотрели ее вещи, после чего позвали сотрудницу, которая провела личный досмотр, записывая происходящее на видео. При этом, по словам Аббасовой, ее, мусульманку, заставили “оголять разные части тела”, а Скабелин стоял и наблюдал за этим. Вскоре после этого адвокат подала иск к администрации ИК-31 и выиграла его.

В интервью “Медиазоне” она отзывалась о Скабелине так: «Это его учреждение, это его стихия. Он что хочет там, то и творит. Закон ему не писан».


«В кабинете Дегтяренко было оборудовано место для пыток»

Константин Дегтяренко начинал карьеру в красноярской ИК-17. Из рассказов заключенных известно, что он работал в отделе безопасности колонии как минимум с августа 2015 года. По данным The Insider, у него последние 10 лет нет налоговых и страховых отчислений. Если речь не идет о технической ошибке, это может говорить о том, что его заработки скрыты - такая практика распространена для сотрудников ФСБ.


Константин Дегтяренко

В криминальных базах полиции Красноярска человек с ФИО и датой рождения, как у отца Дегтяренко, фигурирует как судимый по статьям 330 ч.1 (“самоуправство”), 160 ч.2 (“присвоение или растрата”), 158 ч. 1 (“кража, совершенная лицом, подвергнутым административному наказанию”) и одно время скрывавшийся от федерального розыска.

ИК-17, в которой начинал Дегтяренко, как и многие другие красноярские колонии, тоже имеет славу пыточной. Она известна жестокими избиениями осужденных, в том числе приводившими к летальным исходам, а также применением психотропных препаратов. В частности, в ноябре 2013 года сообщалось, что там избивали и травили галоперидолом Аслана Черкесова. В октябре 2018 года заключенный ИК-17 Сулим Битаев рассказал, что семеро сотрудников ФСИН пытали его в помещении камерного типа. По его словам, они использовали электрошокер и угрожали его убить, инсценировав самоубийство. Чтобы привлечь внимание к пыткам, Битаев порезал себе живот и руки, после чего его поместили в тюремную больницу. Однако там его вынудили заявить на камеру, что никаких претензий к сотрудникам ФСИН у него нет .

В декабре этого года Gulagu.net опубликовал видео с пытками из ИК-17, где сотрудник ФСИН разговаривает с заключенными, сотрудничающими с руководством колонии, которые участвуют в издевательствах над другими осужденными.

Дегтяренко во время работы в колонии сам активно участвовал в пытках. Алексей (имя изменено) приехал в ИК-17 в августе 2015 года. По его словам, Дегтяренко тогда был заместителем начальника отдела безопасности и лично встречал этапы. Сразу по прибытии от Алексея потребовали мыть полы и мести плац: “Били меня, пинали. Непосредственно Дегтяренко меня хватал за шкирку и к стенке придавливал. 13 сотрудников меня избивали. Дегтяренко принимал самое непосредственное участие в этом. Потом меня поднимали на второй этаж [дежурной части] и делали там растяжку, крутили, били головой. Один из сотрудников садился на меня сверху, когда растяжку делали. Тогда начальником [отдела безопасности колонии] там был уже Новиков Константин Евгеньевич. Он непосредственно меня бил. А Дегтяренко вроде был уже [его] замом. Непосредственное участие принимал отдел безопасности”.

По словам бывшего заключенного Вячеслава Кононенко, Дегтяренко старался пытать так, чтобы не оставалось следов. Например, вызывал осужденных в отдел безопасности и заставлял отжиматься и приседать, причем так много, что люди не могли потом ни встать, ни сесть, ни ходить. Или ставил к стенке на шпагат так, что рвались связки.

Однако весной 2019 года пыточная система дала сбой и издевательства Дегтяренко над заключенным случайно попали на камеру:

“В 2019 году меня вызвали в кабинет Дегтяренко. Он сказал, что я плохо делаю физическую зарядку. Я ответил, что делаю ее как могу, но стараюсь. Дегтяренко сказал: «Давай тренироваться будем», я говорю: «Правилами внутреннего распорядка это запрещено». Он: «Ладно, пойдем на личный обыск», «Пойдемте», - говорю, - рассказывает Вячеслав Кононенко. - Мы вышли в коридор отдела безопасности на втором этаже, он меня раздел до трусов, поставил около стенки на растяжку, и открыл окно. На улице был февраль, и я сильно замерз. Он все время угрожал мне, ходил вокруг с электрошокером и говорил, что будет бить.
Дело было не в зарядке, а в том, что я писал жалобы на неправомерные действия сотрудников администрации.
Но получилось так, что когда он меня морозил, это все попало на камеры. Вся экзекуция проходила в первой половине дня, а во второй половине дня ко мне пришел адвокат. Он написал заявление о сохранении этой видеозаписи, чтобы предоставить ее в прокуратуру и Следственный комитет. Спустя некоторое время меня перевели в другое учреждение, Дегтяренко пропал из ИК-17, уволился”.

Однако эту историю, судя по всему, довольно быстро замяли, и вскоре Дегтяренко вернулся на службу во ФСИН, чтобы возглавить ЕПКТ-31, сменив на этом посту Сергея Скабелина.

Бывшие заключенные ЕПКТ рассказывают, что Дегтяренко любил угрожать изнасилованием. “Он постоянно говорил, что посадит меня с человеком и «у вас там все получится». Я говорю: «Зачем?» — «У вас варианта не будет, а дальше жопа»”, - говорит бывший заключенный Артур (имя изменено).

Артур был в ЕПКТ-31 два раза подряд - в 2019-2020 годах. Провел там в общей сложности около года. Первый раз попал туда за жалобы в разные инстанции на администрацию колонии и за то, что “не так” посмотрел на зампобора [заместителя начальника колонии по безопасности и оперативной работе] Александра Мануила. “Он сказал, что я слишком дерзко на него смотрю, и начал угрожать, - говорит Артур. - После этого на нас с сокамерниками составили материалы за невыполнение утренней физической зарядки. Так я уехал в ЕПКТ”.

В ЕПКТ Артуру, как и всем, предложили помыть полы, подмести двор, в котором никто не гуляет, и написать отказ от воровских традиций. Все эти предложения он отверг и тогда его начали пытать:

“Поставили возле кабинета лицом к стене и говорят: «Руки подними наверх». Я поднимаю, четыре сотрудника хватают меня за руки и за ноги, и в такой позе, как самолетик, заносят в кабинет, где расстелен матрас. Положили на матрас, Бурмакин на меня сверху сел, килограммов под сто весит, если не больше, начал руки заламывать в вертикальном положении и давить. Накрыли мне голову, шапку надели, потом закрыли матрасом и так тянули до того момента, пока не перестал почти подавать признаков жизни.
Встали по сотруднику на щиколотки и говорят: «Начинаем», после чего пошли удары электрошокером в пятки, под колено начали бить, в задницу, по яйцам. Это продолжалось минут десять. За это время я вырубился, очухиваюсь, и этот Александр Сергеевич говорит: «Ну что ты там, дура?» - и прочие оскорбления. Я что-то бубню и опять началось — бьют шокером, по голове пинают, вырубаюсь.
Потом говорю: «Стоп, стоп», а они: «Ну че ты? Все понял? Понял, зачем ты здесь? Почему Мануилу не представлялся?» — «Я представлялся» — «Будешь подписывать бумаги» — «Буду, буду. Все, хорош».
Они еще чуть-чуть побили электрошокером. Я сел за стол, подписал бумаги. Они уже были готовы, надо было просто подпись поставить без даты. О том, что на меня не оказывалось моральное и физическое воздействие за время пребывания в ЕПКТ, и о сотрудничестве.
Потом еще часов шесть в «стакане» просидел и только после отбоя в десятом часу завели в четвертую камеру, в подвальное помещение”.

Подвальное карантинное помещение в ЕПКТ - тусклый коридор почти без света, где находятся четыре камеры примерно по пять квадратных метров каждая, в них по две камеры видеонаблюдения, говорит Артур. В камере есть окно, но за ним сразу забор, ничего не видно. Воздух туда почти не поступает, на прогулку заключенных из подвала не выводят.

Второй раз Артур уехал в ЕПКТ после конфликта с сокамерником, по его словам, спровоцированного администрацией колонии: “Дегтяренко меня увидел, засмеялся: «Я тебе говорил, что тебе не надо отсюда выходить». Он первый раз мне говорил: «Зря выходишь, обратно вернешься». Похихикал типа: «Я же говорил». Сказал: «За тобой уже косяк. Если еще что-то сделаешь, вообще отсюда не выйдешь»”.

Во время обхода в ЕПКТ один из сокамерников Артура отказался поставить ноги вместе: “Его вывели и шоком отхреначили так, что он не мог ходить долгое время. Они специально бьют в задницу, чтобы человек обосрался”.

Издевательства часто происходят в кабинете Дегтяренко. Возле его стола оборудовано место для пыток. В коридоре и кабинетах сотрудников камер нет.

“Я год просидел и ни одного члена ОНК там не видел. Приходят какие-то прокуроры, ходят вместе с Дегтяренко и режимником, которые смотрят на тебя выпученными глазами, типа «если скажешь что-то, тебе п****ц», - рассказывает Артур. - Из управы [Управление ФСИН] были. Спрашивают: «За что здесь находитесь?». Я объясняю. Они говорят: «А что нарушаете?» — «Не нарушаю». Ухмыляются: «А чего не нарушаете?», типа дают понять, что это от них все происходит и они прекрасно все понимают. Там полное добро от управы. «Жалобы есть? - спрашивают. - Содержитесь нормально?». Ничего конкретнее не пытаются узнать, побеседовать конфиденциально с ними тоже нельзя. Это все формальности. Они даже в камеру не заходят, просто, как роботы, спросили и пошли”.

Развитие карьеры начальников ЕПКТ широко известно среди заключенных Красноярского края. Этот факт - одна из причин, почему большинство прошедших через пытки не заявляют о них. Заключенные говорят: “У них есть крыша в управе, в Москве. Что толку жаловаться? Они друг друга покрывают”. Вместе с тем повышения сотрудников, организующих пытки, подтверждает распространяющийся все шире в последнее время тезис: пытки в системе ФСИН санкционированы руководством ведомства, а также ФСБ, которая, без сомнения, в курсе происходящего.

Комментарии (0)
Добавить
Комментарии для сайта Cackle
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив