«Талибы все те же, но общество изменилось». Новое поколение афганских женщин сопротивляется возвращению в средневековье - «Мнения» » Информационное агентство.
Все новости мира
на одном сайте

«Талибы все те же, но общество изменилось». Новое поколение афганских женщин сопротивляется возвращению в средневековье - «Мнения»

«Талибы все те же, но общество изменилось». Новое поколение афганских женщин сопротивляется возвращению в средневековье - «Мнения»
Мнения
09:20, 17 декабрь 2021
126
0



Анна Борщевская
Эксперт Института ближневосточной политики в Вашингтоне

Положение женщин в Афганистане продолжает стремительно ухудшаться: теперь им запрещено, например, сниматься на телевидении и даже ходить в среднюю школу. И все же 20 лет присутствия США в стране не прошли даром: афганское общество сильно изменилось с тех пор, когда талибы были у власти в 90-х, и теперь оно пытается противостоять ущемлению прав, считает эксперт вашингтонского Института ближневосточной политики Анна Борщевская, несколько лет проработавшая в Афганистане.

В ноябре талибы объявили о новых правилах, которые еще больше ограничивают права женщин в Афганистане. К требованию покрывать голову для женщин-телеведущих добавился запрет женщинам сниматься в телесериалах. Согласно новым правилам, девочки и женщины также не могут посещать среднюю школу». Жизнь сейчас – это не жизнь. Это выживание и дыхание без какой-либо цели», - возмущается в интервью Би-Би-Си бывшая студентка медицинского факультета.

С того момента, как талибы в августе захватили власть в Афганистане, стало ясно, что группировка вопреки своим заявлениям остается столь же жестокой и грубой по отношению к женщинам, как и в 1990-е годы, когда именно на долю женщин выпали наибольшие страдания. Одним из первых официальных декретов «Талибана» стала замена Министерства по делам женщин на Министерство по вопросам порока и добродетели, печально известное своей жестокостью.

Но если талибы остались прежними, то вот афганское общество сильно изменилось. За последние два десятилетия присутствия США в Афганистане произошел подлинный внутренний сдвиг в сторону большего признания прав женщин. Что станет с этими достижениями после нового пришествия талибов?

Чтобы ответить на этот вопрос, надо понять, какие изменения произошли за последние 20 лет, как в хорошую, так и в плохую сторону. До того, как талибы в августе взяли власть в свои руки, в парламенте страны процент женщин был выше, чем в Конгрессе США. Конституция Афганистана 2004 года закрепила равные права для мужчин и женщин, а в декабре 2009 года афганское законодательство впервые в истории страны признало насилие в отношении женщин уголовным преступлением.

В парламенте Афганистана процент женщин был выше, чем в Конгрессе США

За последние два десятилетия миллионы афганских женщин получили работу в сфере безопасности и правосудия, а девочки пошли в школу, начали заниматься спортом и получили более широкий доступ к жизненно важным услугам здравоохранения. Уровень младенческой смертности резко снизился. При этом если на момент свержения «Талибана» в 2001 году ни одна девочка не посещала школу, то через 20 лет в школе обучалось более 3,5 млн девочек. В недавнем докладе ЮНЕСКО говорится, что, несмотря на явные недостатки в развитии образования, «в общем и целом, темпы прогресса [Афганистана] оказались выше, чем в большинстве других стран Южной Азии».

Но как бы ни были важны цифры, они не дают всей картины - более того, они могут даже затуманить ее. А законы могут хорошо смотреться на бумаге, но оказываются трудновыполнимыми или даже невыполнимыми. Когда речь идет о подлинных общественных изменениях, не всегда они отражаются лишь в цифрах. Андрей Сахаров, писавший о борьбе советских диссидентов, однажды заметил: «Дело тут не в арифметике, а в качественном факте прорыва психологического барьера молчания». В более широком контексте его мысль уместна и в разговоре о правах женщин в Афганистане, поскольку она относится к культурным изменениям.

Не поддающиеся количественной оценке факторы, наряду с цифрами, показывают, что перемены в Афганистане были реальными. После свержения «Талибана» женщины приняли полноценное участие в восстановлении страны, они отнюдь не играли роль декораций для создания красивой статистики. Например, доктор Сима Самар, известная правозащитница, стала заместителем председателя Временной администрации и Министерства по делам женщин. Бахар Джалали, историк, основавшая первую программу гендерных исследований в Американском университете Афганистана, рассказала Washington Post, что, несмотря на многочисленные трудности в продвижении прав женщин, в первое десятилетие после свержения «Талибана» «действительно появились компетентные женщины. Класс женщин, которые... знали, как разговаривать с международным сообществом, и которые знали потребности Афганистана».

Когда я в 2010-2011 годах работала аналитиком в Афганистане, одним из самых запоминающихся впечатлений стало посещение школы для девочек в Кабуле, полностью восстановленной Международными силами содействия безопасности (ISAF) после того, как талибы сравняли ее с землей. Директор школы, тоже женщина, сказала мне тогда, что девочки с удовольствием учатся и с радостью ходят в школу. Несмотря на тесноту, царившую в маленьких вагончиках, афганские девочки улыбались, стремясь учиться, невзирая на палящую жару, скученность и рой мух вокруг общественной уборной. Статистика не может передать, насколько светлыми были лица девочек, которых я видела.

Более того, давление на местном уровне, похоже, оказало определенное воздействие. В городе Герат для девочек вновь открылись школы с 7 по 12 класс, уже после того, как талибы запретили девочкам этого возраста посещать школу. Местный житель сказал, что не только две его дочери обрадовались возвращению в школу, но и он сам. »Я страдал в десять раз больше, чем мои дочери, когда они не могли ходить в школу», - сказал он. «Я хочу, чтобы все девочки могли учиться и получать образование, чтобы служить нашей стране наравне с мужчинами», - говорит другой афганец. Спрос на образование продолжает расти, а многие женщины теперь считают себя частью «нового» поколения, которое имеет право самостоятельно определять свою судьбу.

Западные комментаторы и государственные чиновники постоянно напоминают о так называемых американских неудачах в Афганистане, но трудно отрицать, что проведенная США операция «Несокрушимая свобода» и последующее участие США в жизни страны, по крайней мере, частично достигли своей цели по созданию достойной жизни для афганских женщин. Более того, этот успех особенно заметен на фоне предыдущих провалов продвижения прав женщин в Афганистане, сначала короля Амануллы Хана, а спустя годы - Советского Союза. И хотя всем известно клише, с помощью которого описывают Афганистан как «кладбище империй», которое сопротивляется всем чужакам, сегодня афганцы осуждают уход американцев, а не их присутствие. «Я впервые узнала о правах женщин из Корана, - сказала одна из протестующих женщин в Кабуле, - но когда Соединенные Штаты были здесь, мы больше узнали о наших правах в обществе, о протесте и силе свободно сказанного слова».

Дело в том, что Соединенные Штаты пришли в Афганистан с обещанием лучшей жизни, и это обещание нашло отклик на низовом уровне. В конце концов, афганцы сопротивлялись талибам в 1990-х годах; для многих это была жестокая и иностранная оккупационная сила, появившаяся как бы из ниоткуда (на самом деле большую роль играла поддержка пакистанской межведомственной разведки (ISI), которая придала силы этому движению). Более того, в те времена талибам так и не удалось захватить Панджшерскую долину, где прочно держался Северный альянс (объединение ряда полевых командиров северного Афганистана).

Но тогда Афганистан не был так связан с западным миром, как в последние двадцать лет, и на этот раз прогресс в области прав женщин был более значительным. А теперь США позорно сняли с себя дальнейшую ответственность. По иронии судьбы, в 1990-х годах Панджшерская долина удерживалась отчасти благодаря поддержке извне, главным образом из Центральной Азии и Индии. Весь мир может быть и наблюдает за Афганистаном, но неясно, какую поддержку получит сегодня Афганистан от Запада, несмотря на мольбы о помощи. Между тем, на этот раз талибы целились именно в Панджшерскую долину, вероятно, чтобы не дать Северному альянсу стать организованной и сильной оппозиционной силой, какой он был в 1990-х годах.

Если и есть проблеск надежды, то заключается он в том, что афганское общество продолжает противостоять талибам. Испытав определенную степень свободы за последние двадцать лет, афганцы не хотят от нее отказываться. Пока рано говорить о результатах, но вполне возможно, что усилия талибов по осуществлению таких же драконовских мер, как и в прошлом, могут дать обратный эффект именно потому, что афганское общество чувствует в себе силы противостоять экстремизму талибов. Тем не менее, Афганистан, и особенно его женщин, ждет опасное и жестокое будущее. Афганистан может вновь погрузиться в гражданскую войну и превратиться в убежище для террористов, что напрямую затронет Запад и западные интересы, например, в виде террористической атаки – если не на территории стран Запада, то на Ближнем Востоке или на Африканском Роге. Но ирония в том, что если США решили проиграть, то афганцы считают, что они обязаны попытаться выиграть.

Комментарии (0)
Добавить
Комментарии для сайта Cackle
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив